Определение психотипов Э. Ферми и П. Дирака PDF Печать E-mail

М. Стовпюк

 

Ч.1. Энрико Ферми

1. Исходные предположения.

Энрико Ферми, один из величайших физиков ХХ века, известен своими фундаментальными открытиями в различных областях науки: атомная и ядерная физика, статистическая физика, физика высоких энергий, физика космических лучей, астрофизика и техническая физика. Помимо такой широты научных интересов, Ферми уникален ещё и тем, что с успехом совмещал в себе качества теоретика и экспериментатора. Это практически беспрецедентно как для всего ХХ столетия, так и для конца XIX. Но для определения и проверки социотипа здесь нас будут интересовать не только выдающиеся достижения Ферми-физика, но и воспоминания о нём близко знавших его людей, в первую очередь, жены и друзей.

Наиболее естественно, на наш взгляд, отнести Ферми к группе типов “исследователи” [15], или “концептуалисты” [11] (логики – интуиты). Действительно, логические и интуитивные (в соционическом смысле) способности Ферми проявились очень рано. Однажды друг отца Энрико, инженер Адольф Амидеи, “дал мальчику серию задач, с его точки зрения чрезвычайно трудных. Ферми решил все задачи” [8]. Амидеи пришёл в восхищение и с тех пор стал снабжать подростка книгами по физике и математике из собственной библиотеки. Причём “Энрико было достаточно прочесть книгу… один раз, чтобы знать её в совершенстве…” [8]. В следующем разделе принадлежность Ферми к группе “исследователей” будет рассмотрена более развёрнуто, а также будут сделаны предположения относительно распределения по дихотомиям “экстраверт-интроверт” и “рационал-иррационал”.

 

2.1. Логик или этик?

Хотя в рассматриваемом случае эта дихотомия не вызывает практически никаких сомнений, можно во-первых, высказать некоторые соображения относительно “цвета” логики, а во-вторых, привести свидетельства ослабленности канала этики. Как известно, в соционике рассматривается деловая или “чёрная” логика (рациональные способы действий, практическая реализация идей, эффективность) и логика структурная - “белая” (умозрительная структура, система, научные теории) [2,13,15]. Соционическую “этику” также подразделяют на “чёрную” (эмоции) и “белую” (этика отношений) [2,15]. По воспоминаниям жены Ферми - Лауры “… были вещи, которыми Энрико никогда не переставал интересоваться, - это всевозможные механические приспособления; они являлись для него воплощением нескончаемых человеческих поисков и попыток облегчить труд… У него всегда была страсть к этим приспособлениям, и при всей своей бережливости он никогда не упускал случая купить ещё какую-нибудь механическую новинку, вроде автоматического мусорного ящика с ножной педалью, его подарок мне (который я никогда ему не прощу!) на наше первое рождество в Америке…” [12]. Здесь налицо усиление деловой логики (приспособления, облегчающие труд), а также слабость канала этики – от души подарить жене на рождество автоматическую помойку догадается, вероятно, только логик. Конструктивность общения хорошо проявляется в следующем эпизоде. Во время путешествия в Южную Америку супруги Ферми встретились на пароходе с композитором Респиги. “По собственному выражению Энрико, он никогда не упускал случая “выжать” нового человека, и поэтому он без конца донимал Респиги расспросами о музыке…” и далее “Вот это и нравилось Энрико в морских путешествиях: неожиданные встречи, дружба, близость с людьми, а потом всё это так же внезапно кончается, как и началось; он считал, что именно это и хорошо, потому что скучно было бы поддерживать эти отношения на суше” [12]. Жене Ферми, напротив, “… как раз не нравится, когда расстаёшься с людьми, которые тебе что-то давали, также как и ты им, и когда вдруг всё это кончается, остаётся какое-то чувство опустошённости” [12]. Такой взгляд чаще всего выражается этическими интровертами (“Достоевским” и “Драйзером”), которые ценят в отношениях постоянство.

В заключение этого подраздела приведу ещё одну выдержку из книги Л.Ферми: “…Он не задумывался над своими умственными способностями: это был дар природы… Но о разуме вообще он много думал… одним из его любимых занятий этим летом было классифицировать людей по их умственным способностям. У Ферми было пристрастие к таким классификациям: он … “распределял” людей по росту, по внешности, по состоянию и даже по чувственной привлекательности” [12]. Заметим, что распределение по классам говорит об усилении также и структурной логики [13,15]. Таким образом, несмотря на то, что присутствие логики в психотипе очевидно, надёжно определить её “цвет” на основании только приведенных выше фактов трудно, так как налицо усиление как структурной (теория), так и деловой (эксперимент) логики.

 

2.2 Сенсор или интуит?

Представление о сенсорике ощущений Ферми легко составить на основании следующих выдержек. По переезде в Америку “всяких домашних хлопот и домашних дел у нас стало гораздо больше. Желая прийти нам на помощь, он стал сам чистить свои ботинки. Няня поглядывала на него с презрением, а через несколько дней подошла ко мне (Л.Ферми) и сказала:

- Синьор профессоре чистит только носки у ботинок, а задник и каблук так и остаётся грязным.

Когда Энрико уличили в этом, он не стал отрицать своей вины, но заявил, что не считает нужным возиться с той стороной ботинок, которую ему самому не видно.” [12] - Тут налицо слабость положительной “белой” сенсорики, которая, вероятно, находится в мобилизационном канале, о чём свидетельствует и такой отрывок:

“…он любил простоту не только в мебели, но и в архитектуре, в пище, в одежде – словом, во всём. Всякие бантики, кружева и оборки исчезли из моего гардероба, когда мы поженились, так же как горчица, майонез и пикули – с нашего обеденного стола.” [12] - Вряд ли это реакция человека с суггестивной или нормативной белой сенсорикой, скорее такая простота и даже аскетизм свойственны логико-интуитивным интроверту и экстраверту.

“Ручная работа нравилась Энрико своей новизной, но, берясь за починку какого-нибудь предмета он ставил себе целью лишь сделать его годным к употреблению и отнюдь не заботился о внешней отделке… Энрико обещал сделать им [друзьям] кресло – качалку. Качалка – это не итальянская мебель, а англосаксонская. Новая задача для Энрико! Он сделал её, но так и не удосужился выправить наклон у сиденья, и всякий, кто садился в качалку, вынужден был сгибаться под прямым углом, точно у него были колики. – Но ведь качалка качается, - говорил Энрико, - чего же ещё требовать от качалки?” [12]. И это также аргумент в пользу его принадлежности к “исследователям” (“концептуалистам”), так как именно для этих типов характерно преимущество “интересного” над “удобным” [15], или решения задачи над её воплощением в жизнь.

Далее можно привести множество свидетельств сильно развитой интуиции возможностей Ферми в области науки, но даже если оставить в стороне такие “профессиональные” примеры, легко набрать “бытовых” доказательств усиления обоих интуиций. Например, интуиции времени: “Будильник в голове у Энрико работал с необыкновенной точностью. Энрико никогда не опаздывал и никогда не приходил раньше времени ни к обеду,… ни к ужину” [12], или интуиции возможностей, проявляющейся во всесторонней эрудиции и интересу к новейшим достижениям: “Ферми отличался поразительной способностью находить ответ на любой вопрос” [12].

 

2.3. Экстраверт или интроверт?

“Со взрослыми он всегда ужасно стеснялся: когда я познакомилась с ним – ему было уже двадцать два года, - мы, молодёжь, считали его очень бойким на язык, а старшие удивлялись его замкнутости” [12] Некоторый намёк на интроверсию можно отнести на счёт слабости этики отношений. Логик, в отличии от этика, менее способен к светским разговорам “ни о чём”, особенно со старшими по возрасту. Такая способность у логиков развивается с годами и не без труда. Кроме того, не следует забывать, что Ферми – успешный организатор научных школ в Италии, а затем и в Америке, что убедительно говорит о его экстравертивной установке. При этом он “…прирождённый учитель, ему всегда надо кого-нибудь учить” [12].

Во время походов в горах Ферми “… часто бросался обгонять впереди идущих; едва только тропинка становилась круче, он считал своим долгом вырваться вперёд и взять на себя роль проводника.

- Идите по моим следам, чтобы не оступиться!” [12] – также очевидный признак лидера-экстраверта.

 

2.4. Рационал или иррационал?

Обратимся снова к книге Л.Ферми. “Теперь Энрико мог уже приступить к первым опытам. Он был человек методический и не стал бомбардировать первые попавшиеся под руку вещества, а двинулся по порядку, следуя периодической таблице элементов…” [12] – одно из указаний на рациональность психотипа. Иррационалу, скорее всего, было бы не так важно, с чего именно начинать, главное – в результате охватить все элементы. А вот ещё признаки рациональности: “Отдохнув после обеда, Энрико ровно в три отрывался от чтения газеты или от игры в теннис и снова шёл работать. Только какой-нибудь совершенно исключительный лабораторный опыт мог заставить Энрико отступить хотя бы на йоту от расписания. Но в одном его мозговой аппарат не подчинялся будильнику – он не способен был поддерживать Энрико в бодрствующем состоянии до половины десятого, то есть до того времени, когда полагалось идти спать. После целого дня напряжённой работы Энрико, едва только кончался ужин, начинал зевать, тёр глаза, но мужественно высиживал до положенного часа. Энрико был человек строгих правил” [12]. Вряд ли иррациональный интуитивно-логический экстраверт, который при возможности предпочитает работать и отдыхать тогда, когда он это предпочитает, стал бы дожидаться определённого часа, чтобы отправиться в постель.

Таким образом, суммируя наши выводы: логик, интуит, экстраверт и рационал, мы приходим к психотипу логико-интуитивный экстраверт (ЛИЭ). В следующем разделе будет сделана дополнительная проверка этого результата.

 

3. Дополнительная проверка психотипа

Как было отмечено ранее, зачастую ЛИЭ – большой любитель всяческих оригинальных розыгрышей и проказ [10,15]. В Нормальной школе у Ферми появился новый друг, также в будущем выдающийся физик, - Франко Разетти. “Его (Разетти) разум не давал ему удовлетворения, его постоянно угнетало чувство какого-то внутреннего смятения и опустошённости, и это пробуждало в нём жажду острых ощущений. Он организовал студенческий кружок “Общество борьбы с ближним”, в котором Ферми принял деятельное участие. Единственная цель этого кружка заключалась в том, чтобы донимать людей” [12]. Например, “подкладывали бомбу с зловонным газом, которая взрывалась в аудитории во время какой-нибудь торжественной лекции…Однажды с помощью двух скоб и замка Ферми запер самого Разетти в его собственной комнате, устроив после этого с помощью товарищей пышную серенаду под его окнами” [8].

Динамичность логико-интуитивного экстраверта, соединенная с его любознательностью, нередко проявляется в любви к туризму, походам, что отмечается различными исследователями [10,13-15]. Ферми сам любил походы и всегда вовлекал в них множество людей: “Ужасно любит всякие игры и прогулки и лучше всех придумывает всякие экскурсии… – Нам надо поскорее войти в форму, – заявил он, как только появился в Валь-Гардена. – Завтра мы отправимся в небольшой поход, а послезавтра – подальше. А там уж и в горы” [12]. Отметим здесь разбиение задач на этапы, что, по моим наблюдениям, характерно для логиков, особенно рациональных.

Ч.2. Поль Дирак

 1. Робеспьер vs. Цезаря

Поль Адриен Морис Дирак (1902-1984) – выдающийся английский физик-теоретик, один из создателей квантовой механики и основоположник квантовой электродинамики. Он теоретически открыл позитрон и указал на возможность существования других античастиц, постулировал эффект поляризации вакуума и предложил метод вторичного квантования. При этом в область его научных интересов входили также теория гравитации и квантовая теория поля. В соционических списках известных личностей имя Поля Дирака мне встретилось всего один раз, причём среди сенсорно-этических экстравертов (он же “Цезарь”, он же “Политик”, СЭЭ) [3]. Такое мнение иначе как весьма оригинальным назвать трудно. Я думаю, любой физик, который видел уравнение Дирака и читал его замечательную книгу [5], согласится, что никакому “Цезарю” подобное и в страшном сне не привидится. К сожалению, я не знаю на каком основании Дирак был записан в СЭЭ – в книге [3] об этом не говорится – поэтому просто представляю здесь свою точку зрения. В отличие от предыдущего разбора социотипа Энрико Ферми, сразу выскажу предположение о принадлежности Дирака к логико-интуитивным интровертам (он же “Робеспьер”, он же “Аналитик”, ЛИИ), а в следующем разделе попытаюсь это обосновать.

 

2.1. Программная функция

 Для ЛИИ это структурная логика. В автобиографической книге Дирака [4] находим: “Вначале я считал, что существуют точные законы Природы и всё, что надо делать – это получать из них следствия…”, и далее “Но мы узнали, что эти законы не точные, а приближённые, и я заподозрил, что все остальные законы Природы – тоже лишь приближения”. Заметим, что если первая часть фразы говорит просто об усилении “структурной” логики, то вторая – о главенстве этой функции в ТИМе. ЛИИ стремится, чтобы его модель вмещала все известные закономерности и факты.

Весьма показательно отношение ЛИИ к математике. “Эти чаепития (семинары) сыграли огромную роль в формировании моего интереса к математической красоте. Оказалось, что самое важное – записать уравнения в красивом виде, и тогда успех обеспечен” [4] или “У теории, обладающей математической красотой, больше шансов быть правильной, чем у уродливой теории, подогнанной под некоторые экспериментальные факты” [4]. К “обожествлению” математических методов, на мой взгляд, более всего склонны рациональные “структурные” логики – логико-интуитивные и логико-сенсорные интроверты. Например, девизом другого структурного логика, Макса Борна, было “Сначала посчитать, потом подумать!” [6]. Если же логика является творческой функцией, то математика рассматривается, напротив, как вспомогательное средство, а результат хотя бы в общих чертах представляется прежде, чем он будет получен "честными" математическими методами. Тщательность и скрупулёзность ЛИИ проявляется не только в выполнении работы, его волнует и способ наиболее логичного и ёмкого её представления. “Надо сказать, что, работая над статьёй, я всегда очень тщательно обдумывал систему обозначений. По моему мнению, в статьях на новую тему вопросу обозначения следует уделять большое внимание, потому что такая статья может стать началом нового направления, которому суждено будет жить в веках, а увековеченные плохие обозначения помешают дальнейшему развитию… В результате появились обозначения, ставшие в наше время с небольшими изменениями стандартными обозначениями квантовой механики” [4]. Отметим здесь также усиление интуиции – обозначения вводятся с “дальним прицелом”.

Чтобы надёжнее установить программное положение “структурной” логики, приведём отдельно свидетельства интроверсии и рациональности социотипа. Ранее уже было отмечено, что выступления интровертных логиков зачастую бывают довольно сухи (см., например, [13]). “Слушать Дирака было мучительно. Мы воспринимали идеи Дирака и попадали под их воздействие только по прочтении его работ. А на семинаре… Выходит Дирак, ни улыбки, ни энтузиазма. Берёт мел своими длинными пальцами и начинает молча писать на доске формулы. Борн не выдерживает: “Поль, расскажите нам, что Вы пишете?” И Дирак, продолжая писать начинает неохотно говорить: “Даблъю минус альфа эр пи эр минус альфа ноль эм це, и всё это на пси, потом альфа мю на альфа ню…” и дальше в таком же духе, и он искренне был уверен, что объясняет” [6].

А вот присущая многим рациональным логикам, в частности ЛИИ, приверженность к определённому распорядку дня. “Работал я обычно по утрам. Я думаю, что утро – это время, когда работоспособность мозга достигает максимума; к концу дня я становлюсь довольно тупым, особенно после обеда…” [4]. Этот распорядок распространяется на всю неделю: “Я целиком отдался научной работе и день за днём упорно занимался, отдыхая лишь по воскресеньям, а в воскресенье, если была хорошая погода, я уезжал за город и подолгу гулял там один” [4]. Причём известно, что такого же примерно распорядка Дирак придерживался всю жизнь.

В заключение этого подраздела приведу самую, наверное, известную историю про Дирака. По окончании его лекции слушатели задают вопросы. Один из них поднимает руку и говорит: “Я не понял Вашего заключения”. – Дирак молчит. Председатель обращается к нему. “Не угодно ли Вам ответить на вопрос?” – “Это не вопрос, а утверждение” [1]. Действительно логично, трудно что-либо возразить или добавить.

 

2.2. Творческая функция

Интересно, что образование, полученное Дираком было инженерным, но несмотря на это он стал физиком-теоретиком. В то время, когда он учился в университете, в мир стремительно ворвалась теория относительности. Теория настолько его увлекла, что сначала он стал посещать специальный семинар по этой теме, затем решил остаться в университете для дополнительного изучения математики и, наконец, стал аспирантом в Кембридже.

А вот ещё указание на интуицию во втором канале. “Меня абсолютно не трогали чисто логические рассуждения или возможности, которые открывались при рассмотрении каких-нибудь наборов аксиом. И это также сохранилось у меня на всю жизнь. Я интересовался реальным физическим миром, а не чисто логическими построениями” [4]. Выскажу здесь предположение, что “чисто логическими построениями” больше увлекаются логико-сенсорные интроверты, среди которых много математиков и программистов. Интуиты, в отличие от сенсоров, по-видимому, более склонны адаптировать систему к окружающему миру, чем окружающий мир к системе. Характерное для интуитов стремление к новизне видно из такой истории. Когда Дирака спросили, какой у него любимый детектив, тот ответил: “Детектив не может быть любимым, он должен удивлять” [4].

 

2.3. Мобилизационная функция

Такой функцией у ЛИИ является волевая сенсорика. Эти люди плохо переносят волевой нажим и распоряжения начальства, с их точки зрения неверные. Не любят жёстких рамок и задыхаются без простора для творчества [13,15].

В 1933 году, когда Дирак был награждён Нобелевской премией, он первоначально хотел от неё отказаться, потому что ненавидел рекламу (качество отнюдь не СЭЭ!). И только Резерфорду удалось уговорил его этого не делать, уверив, что отказ сделает ему ещё большую рекламу [1]. Это нежелание “завоёвывать пространство”, конечно же, следствие положения волевой сенсорики в канале наименьшего сопротивления. Зачастую ЛИИ бывает “оскорбительна сама мысль пытаться кому-то понравиться” [7]. Они не любят давать “авансов” и связывать себя обещаниями. Так, однажды уже после создания Дираком теории релятивистского электрона Борн спросил его: “Чем же Вы нас порадуете в будущем, Дирак?”. И тот ответил: “Nothing more. Nothing more”. Что же ещё требовать от человека, написавшего уравнение, которое “объясняет большую часть физики и всю химию”? [6]

 

2.4. Суггестивная функция

“Слабо разбираясь в эмоциональных тонкостях, ЛИИ ведёт себя осторожно и сдержанно, чтобы не оказаться в ситуации, где он плохо ориентируется” [13]. Дирак – едва ли не самый популярный герой анекдотов о физиках XX века. Вероятно, только Паули может с ним в этом “соревноваться”. И как правило, все эти анекдоты, говоря языком соционики, о суггестивной или нормативной функциях.

Во время пути из Парижа в Нью-Йорк соседом Дирака по каюте был француз, плохо знающий английский язык и испытывающий из-за этого большие затруднения при общении с соседом. Однажды к Дираку заглянул французский знакомый, и они проговорили несколько минут по-французски. После ухода изумлённый сосед спросил: “Почему Вы не сказали, что говорите по-французски?” – “А Вы у меня не спрашивали”. Причём, у Дирака это было не деланным, он был, в буквальном смысле слова, замечательно простым человеком [1]. Тут слабая этика отношений подменена сильной логикой: если не спрашивают – не надо навязываться, может человек хочет практиковаться в языке.

Молодой физик, приехавший в Кембридж из Индии, однажды остался наедине с Дираком в общей зале его колледжа. Дирак, не имея ничего сказать, конечно, молчал. Через несколько минут молчания смущённый гость решается завязать разговор: “Холодно на дворе”. Очевидно, оскорблённый бесцеремонным поведением гостя, Дирак встаёт и исчезает. Гость в отчаянии. Но через минуту Дирак возвращается и подтверждает: “Действительно холодно” [1]. Здесь видна слабо развитая у рациональных логиков способность “говорить о погоде”.

Дочь одного физика гостила у Дираков. Его жена, желая развлечь гостью, спросила мужа нет ли у него студентов, которых можно было бы пригласить потанцевать. “У меня был студент, но он умер”, - ответил Дирак [1].

 

Заключение. Надежность типирования по признакам

 

В настоящей статье предпринята попытка определения психотипов Э.Ферми и П.Дирака путём рассмотрения признаков Юнга. Известно, что ряд социоников резко отрицательно относится к анализу типа по дихотомиям, считая единственно верным только анализ по модели А. Но подобная точка зрения, на мой взгляд, внутренне противоречива: ведь модель А базируется на тех же функциях Юнга, и отрицание возможности типирования в юнговском базисе тождественно отрицанию модели А.

Отметим, что одним из методов соционического типирования является визуальный. Зачастую отдельный тип можно разбить на подгруппы, внешнее сходство между представителями которых слишком разительно, чтобы быть случайным [14]. Действительно, фотографии Энрико Ферми и Поля Дирака хорошо ложатся в ряд характерных представителей ЛИЭ и ЛИИ, соответственно.

К сожалению, до сих пор и среди социоников, и среди американских типологов существуют многочисленные расхождения по поводу типирования ряда знаменитостей. В последнее время в соответствующих книгах и на сайтах появляются списки “оттипированных” на скорую руку известных личностей  (www.typelogic.com; www.keirsey.com; www.weisband.de; www.socion.org.ua и т.п.). Глядя на эти списки, трудно поверить, что соционическая модель чем-то лучше американской, поскольку между нами расхождения иногда не меньше, чем между американскими типологами. Причина, очевидно, в том, что определение ТИМа даже при непосредственном общении с человеком – задача далеко не всегда тривиальная, что же говорить о типировании исторических личностей или современников-знаменитостей по телевизору? Очевидно, прежде чем попадать в подобные списки, каждая “знаменитость” заслуживает, как минимум, краткого типологического анализа. Все эти лица – на виду, и любая ошибка станет для широкой публики лишним доказательством “ненаучности”, “несостоятельности” соционики. Потому ещё раз подчеркну, что для дальнейшего развития теории важно накопление дополнительных фактов, даже тех, что на первый взгляд кажутся “посторонними” или не соответствующими теории, ведь без фактов теория бессильна.

Литература

  1. Абрагам А. “Время вспять, или Физик, физик, где ты был” М., Наука, 1991
  2. Аугустинавичюте А. “Соционика. Введение” СПб., Terra Fantastica, 1998.
  3. Букалов А.В. Соционика, типологии Юнга и Майерс-Бриггс: сходства и различия. //“Соционика, ментология и психология личности”, Киев, 1998, № 4.
  4. Дирак П.А.М. “Воспоминания о необычайной эпохе” М., Наука, 1990.
  5. Дирак П.А.М. “Принципы квантовой механики” М., Физматгиз, 1960.
  6. Кемоклидзе М.П. “Квантовый возраст” М., Наука, 1989.
  7. Лытов Д.А. “Кто проиграл выборы в США. Социотип Альберта Гора”, рукопись, декабрь,2000.
  8. Лятиль П. “Энрико Ферми” М., Атомиздат, 1965.
  9. Мигдал А.Б. “Квантовая физика для больших и маленьких” М., Наука, 1989.
  10. Онуфрієнко І.Д. Соціоніка. Логіко-інтуїтивний екстраверт. //“Наука і суспільство”, Київ, 1990, № 4.
  11. Тайгер П., Баррон-Тайгер Б. “Читать человека как книгу”. М., АСТ, 2000.
  12. Ферми Л. “Атомы у нас дома”. М., Иностранная литература, 1958.
  13. Филатова Е.С. “Соционика для всех” СПб., Б&К, 1999.
  14. Филатова Е.С. “Соционика в портретах” Новосибирск, Сибирский хронограф, 1996.
  15. Филатова Е.С. “Искусство понимать себя и окружающих” СПб., Дельта, 1998.
  16. Филиппов А.Т. “Многоликий солитон” М., Наука, 1990.

Обновлено 28.10.2014 01:58 Прочитано : 8602 раз(а)
 
 
 

ГЛАВНАЯКАРТА САЙТАCOPYRIGHT © 1997-2015 Т.Н. ПРОКОФЬЕВА
Сейчас 62 гостей онлайн
Просмотры материалов : 5815633