Формы страха Ф. Римана. Опыт проработки депрессивной формы. Печать

Цигенов А.В.

В наших снах, в наших мечтах, в наших идеях, в наших свершениях живут они. Они мотивируют нас, они побуждают к действию, они закаляют нас, они есть в каждом из нас. Это наши страхи. Как работать со страхами и как развивать себя мы рассмотрим в этой статье.
Ключевые слова: страх, психика соционика, тип информационного метаболизма, формы страха, эмоции, интеллект, личность, соционика, функции, логика, границы, желания, модель А, Гексли.

strahi
И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю, что там.
И вьюга заметет пути
На дальних подступах к воротам...
А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день, не отходя от двери.
                     Вероника Тушнова

Формы страха

Фриц Риман выделил попарно четыре основные формы страха: шизоидный — депрессивный и истероидный — навязчивый.

Рис. 1. Иллюстрация акцентуации разных типов личности [4]

«Нулевая точка отсчета – это состояние полного равновесия, когда «я принимаю себя и весь мир таким, какой он есть». В душе мир и гармония, в голове ясность, в глазах любовь, в речах мудрость, движения наполнены силой и смыслом. Это естественное состояние сознания считается идеальным, его трудно достичь, но к нему можно стремиться» [4].


В этой статье рассмотрим две формы страха, а именно шизоидную и депрессивную.

 

Шизоидные личности

Как остаться собой среди множества, среди толпы, которая кишит вокруг.
Шпиттелер

В этом разделе мы описываем личности, которые в плане рассматриваемых нами проблем испытывают страх перед самоотдачей и находятся под влиянием импульсов, направленных на усиление самостоятельности. С психологической точки зрения жизнь этих людей связана с повышенным стремлением к самосохранению.
Мы все испытываем желание не смешивать свою индивидуальность с другой, чувствительно реагируем на искажение нашего имени; мы не желаем быть заменены на другого, мы хотим осознавать нашу единичность как индивидуальность. Стремление отделиться от других сочетается со своей противоположностью – социальной сущностью принадлежности к группе или коллективу Мы отстаиваем наши личные интересы в партнерских связях, межчеловеческих отношениях и в вопросах ответственности.
Как сказывается это на человеке, который предпочитает уклониться от самоотдачи в пользу самосохранения? Его стремления направлены прежде всего на сохранение независимости и самоудовлетворение (автаркию, autark). Быть независимым, не нуждаться ни в чьей помощи, не быть никому обязанным имеет для него решающее значение. Поэтому он дистанцируется от других людей, не позволяет приближаться к себе, стремится к отграничению. Нарушение этой дистанции расценивается им как угроза его жизненному пространству, как опасность для его независимости и целостности его личности и вследствие этого пресекается.
Так развивается типичный для шизоидной личности страх перед близостью в межчеловеческих связях...

 

Депрессивные личности

Забыв себя, тебя я не лишусь.
Гердер

Обратимся теперь ко второй основной форме страха, связанной с существованием единства и целостности "Я" и глубинным переживанием утраты безопасности. Мы определяем это качество как стремление к самоотдаче и расширению своего духовного содержания.
У депрессивных личностей преобладает стремление к доверительным близким контактам, страстное желание любить и быть любимым, соотнесение своей сущности и своего поведения с мерками и масштабами близкого окружения. В их любви превалирует желание сделать любимого человека счастливым – они сочувствуют нам, догадываются о наших желаниях, больше думают о нас, чем о себе, в порыве самоотдачи готовы забыть о себе и, по крайней мере, в данный момент, готовы слиться с понятием «Мы», пренебрегая индивидуальными различиями.
Это выглядит, таким образом, будто у человека преобладает самоотвержение и самоотдача в ущерб потребностям становления своего "Я" Первым следствием этого является то, что партнер депрессивной личности становится сверхценным объектом. Любящая самоотверженность стремится посвятить себя партнеру и без связи своего существования с другим человеком невозможна. Отсюда устанавливается и распространяется зависимость, которая является центральной проблемой для лиц с депрессивными чертами характера: они больше, чем другие, зависят от партнера. Их способность любить и готовность любить вместе с их потребностью в любви – вот две стороны их натуры, которые Эрих Фромм в своей книге «Искусство любви» определил двумя фразами: «Я нуждаюсь в тебе, потому что люблю тебя» и «Я люблю тебя, потому что я в тебе нуждаюсь».

Типологические особенности психики на базе основных форм страха

После прохождения Мастер-класса «Формы страхов» меня очень заинтересовала разработка Татьяны Николаевны Прокофьевой о проработке той или иной формы страха. Идея заключается в следующем: Шизоидная форма страха поражает суггестивную функцию (5), и для приведения в порядок этой формы страха соответственно стоит проработать именно суггестивную. А депрессивная форма поражает активационную функцию (6), и соответственно для проработки необходимо использовать семантику активационной. То есть просто и проверять свое состояние через пораженную функцию, в зависимости от ее семантики.
Пример: ИЭЭ, «Гексли».  Страх депрессивный, поражена активационная функция логика действий.

Проработка: Отслеживать полезность, целесообразность, эффективность своих действий и поступков.

iee

5 – сугестивная функция с ее помощью можно прорабатывать проявления шизойдного страха используя семантику этой функции и отслеживания ощущений в теле «Какие ощущения я сейчас испытываю»,


6 – логика действий, с помощью этой функции прорабатывается депрессивный страх.


Рис. 2. Модель А, ТИМ: ИЭЭ «Гексли».

Я являюсь носителем депрессивной формы страха. При этом я понимал, что проваливался в этот страх, боялся, что останусь один, что стану не нужен, но именно эти чувства заставляли собраться и начать действовать. Однако была и обратная сторона, когда в жизни появлялся человек, инстинктивное желание было, как бы оберегать этого человека, девушку, принимать решения, которые, НА МОЙ взгляд, будут лучше для нее. И каждый раз это выливалось в какие-то непонятные беспокойства. «А вдруг она пойдет туда и найдет кого-то, кто будет лучше меня...». Постоянная недооценка своих качеств.
«Нет, я этого не допущу...»,- но разве можно что-то запретить человеку? Депрессивный начинает душить объект своего внимания, просто потому что боится его потерять. На мой взгляд, это одна из основных проблем, с которыми сталкиваются люди с депрессивной формой страха.

Отследив у себя проявления депрессивного страха, мне стало крайне интересно: а как мыслят люди с другой формой страха, и я погрузился в изучение шизоидной формы.
Следует отметить, что человек с депрессивной формой страха может переходить в шизоидную форму, но ненадолго. Так называемый эффект маятника: когда человек очень сильно проваливается в одну форму страха, маятник может качнуться, и начинает проявляться обратная форма страха. Зачастую это означает, что человек переживает очередной стресс, в результате которого идет погружение в коридоры форм страхов. В НИИ соционики были разработаны таблицы определения погружения в страх [4].
С другой стороны, для проработки своей формы страха, в моем случае депрессивной, я стал, как советует Фриц Риман, развивать в себе шизоидность. Мне потребовалось не один год наблюдений и не один год изучения научной литературы, и я открыл для себя мир, о котором даже не догадывался. Другое измерение, этакая «Нарния» в чужой голове.
Самостоятельность, жесткость, холодность, умение сдерживать свои эмоциональные порывы, оставляя холодность мысли. Все это помогло мне проработать свои страхи.
Люди с шизоидной формой страха воспринимают себя как автономную единицу, и боятся связи, боятся потерять собственное Я. Очень часто в общении с такими людьми кажется, что у них внутри есть металлический стержень, он холоден и несгибаем. Как описано в статье [4] «У шизоидов опора на интеллект выше, чем на эмоциональную сторону жизни...».
Именно здесь для себя я нашел много интересных открытий. Депрессивные больше опираются на эмоции, чем на интеллект. А что будет, если попробовать открыть в себе обратную форму страха. Развивать интеллектуальную опору личности. И на протяжении полугода я начал отслеживать в себе шизоидные проявления, и отслеживать эмоциональные включения, чтобы при принятии того или иного решения руководствоваться не только личными переживаниями, а и холодным разумом, и расчетом.
В течение полугода, помимо отслеживания своих шизоидных проявлений, я так же изучал литературу и наблюдал за людьми, обладающими шизоидной формой страха. Признаюсь, что было не просто снова обрести границы на душевном уровне, поскольку, как только они появлялись, люди вокруг, привыкшие к их отсутствию, «проверяли их на прочность». И так же было стойкое желание опять пойти порешать чужие проблемы, чтобы забыть о своих. Сложно судить объективно, насколько удалось продвинуться в этом направлении, хотя, на мой взгляд, прогресс очевиден. Появилось личное пространство, которое неожиданно приобрело большую ценность, заметил так же, что к душевным переживаниям других людей, которые не касались меня, я откровенно стал относиться более холодно. И честно говоря, было не легко отказаться от: «А давай я с тобой тоже попереживаю». Однако холодным разумом я видел, что это остановит собственное развитие.
Спустя полгода, я решил остановить проработку шизоидности в себе, для того чтобы выработать баланс. Подводя промежуточные итоги: в моей жизни появилось новое, глубоко забытое старое: свое пространство, время на решение своих проблем, это мое желание, и уважение чужой автономии. На мой взгляд, прорабатывать свои формы страха можно постоянно, и каждый раз вы будете открывать для себя новые и новые великолепия мира.

Проблемы границ

Эти формы страха отвечают за барьеры или личностные границы на душеном (психологическом) уровне. У шизоидов границы закрыты и охраняются разумом, не давая просто так пройти на свою территорию. Даже сверхзакрыты, как задраенные люки у подводной лодки, что не дает ему легко и открыто проявлять свои чувства даже для самого себя. У депрессивных же границы открыты, и они рады впустить в них кого угодно, и потом мы слышим «вот, они меня...». Из-за этого депрессивный так часто чувствует недостаток энергии. Он как будто рассеивает ее без оглядки на каждого, кто окажется рядом.
Тут и вступает в игру все тот же баланс. Знать, когда открывать свои душевные границы, когда закрыть их. Кого пускать, кого не пускать.
Пример: умение отделять свои проблемы от чужих.
Люди делятся своими переживаниями, и я начинаю сочувствовать им, начинаю решать их проблемы, начисто забыв о своих. На решение этих проблем у меня уходит драгоценное время и энергия. Ведь решать чужие проблемы намного интересней, чем свои. Получается, что я по своей воле пустил человека в свои душевные границы, не учел его душевных границ, и после разрешения ситуации еще хочу получить благодарность. А мне это было надо? А человек об этом меня просил? А мои проблемы кто-то кроме меня будет решать?
Что же делать в такой ситуации? Для себя я нашел удивительно простое решение.
Чьи это проблемы? Мои? Нет. Тогда зачем я в это лезу? Меня кто-то об этом просил? Нет. Тогда зачем я в это лезу?
«Логика действий, Артем. Логика действий» повторял я себе. Депрессивная форма страха напрямую завязана с активационной функцией Модели А. У типа (ИЭЭ), «Гексли» это логика действий.
«Автономия личности против стыда и сомнения». Так звучит задача второй стадии развития личности по Э. Эриксону, связанная по теории Т.Н. Прокофьевой [4] с депрессивной формой страха. Кажется, странный набор слов? Однако не стоит забывать, что люди вокруг имеют автономию, как и я сам, и вполне способны самостоятельно решать свои проблемы. Если я не уважаю чужую автономию, как я смогу уважать свою?
Вспомним старый анекдот:
"Лондон, утро. Муж с женой завтракают и ведут светскую беседу:
– Джон, в свете ходят слухи...
– Это проблемы света.
– Джон, в свете ходят слухи, что у леди Джейн появился любовник...
– Это проблемы леди Джейн.
– Но муж леди Джейн обещал убить этого любовника...
– Это проблемы мужа леди Джейн.
– Но Джон, говорят, что этот любовник вы?!
– Это мои проблемы.
– Но Джон, я же ваша жена?!!
– А это ваши проблемы".
Сюда же подходит и такая аналогия: Птица в золотой клетке. Депрессивным свойственно находить объект, о котором они будут заботиться и незаметно для себя начинают чрезмерно опекать его, принимать решения за него. Вспомните, как часто мы слышим от близких: «Я же хочу, чтобы ему было хорошо, и поэтому я хочу, чтобы он...». И человеку становится просто нечем дышать. При этом депрессивный начисто забывает о своих проблемах.
Работа с депрессивной формой страха и заключается в том, чтобы научиться отслеживать свои душевные границы. Чтобы чужие проблемы и переживания так и оставались чужими. Научиться решать свои проблемы самим, и не ждать, что за вас это сделает кто-то другой. Четко отслеживать, когда и кому открывать границы, чтобы сохранить внутреннюю энергию и сберечь собственную психику.
Опять же после проработки своих границ, я научился отслеживать, когда мои границы пытаются пробить и как это происходит.

Пример на работе:
«Ахаха, мы тут подумали – начала девушка – и считаем, что белые носки тебе не идут. И смени их, если не хочешь, чтобы тебя все дразнили», – попытка пробить барьеры на уровне социальных норм, и на душевном уровне.
«Ой, а я тут подумал, что мне так плевать на ваше мнение, если вам не нравится, вы можете не смотреть».
«То есть тебе плевать на мнение коллектива? – спросила она снова.
«А как вы догадались?»
И вопросов по поводу внешнего вида больше не было.
С другой стороны, я ждал этого диалога на протяжении двух дней, как только я вышел на новую работу. Мне было крайне интересно, от кого из коллектива я могу ожидать удар в спину или чего-то подобного. И было очень приятно увидеть, что мой расчет сработал. Человек отреагировал именно так, как я себе и представлял. Из этого диалога мне удалось выудить очень полезную информацию.
Конечно, можно было расстроиться и перевести все на эмоции и еще и долго переживать, однако холодность ума и жесткость сыграли свою роль.
После проработки появилось чувство отвращения к каким-то своим проявлением прежним. Ключевая фраза: Я не хочу обратно.

Выводы:

Кого пускать в свои границы? Кого оставлять за бортом решаем только мы сами. Сохранить свою автономию личности. Уважать свою и чужую. Научиться держать эмоции и разум в балансе, с помощью простых упражнений. Человек сам отвечает за свои поступки. «Они меня заставили...». Нет, это я согласился на это пойти, и претензии могу предъявлять только к себе.
Прорабатывать в себе страхи можно так же через семантику сугестивной и активационной функций, используя семантику этих функций.

Литература:

1. Прокофьева Т.Н., Крылова О.В. О диагностике и решении некоторых психологических проблем // Доклад на VI московской научной конференции, 2002.
2. Прокофьева Т.Н. Развитие личности по теории Э. Эриксона и по модели А

3. Риман Ф. Основные формы страхов
4. Прокофьева Т.Н., Исаев Ю.В., Девяткин А.С. Влияние основных форм страха по Ф.Риману на диагностику ТИМа
5. Прокофьева Т.Н. Типологические особенности психики на базе основных форм страха.
6. Засед В.В. Соционический ключ к преодолению препятствий на пути к свободе личности // http://socionics.ru/typologies/strahi/frits1
7. Фромм Э. Искусство любви


Social commentary Cackle
Обновлено 23.06.2016 22:30 Прочитано : 2713 раз(а)